Технодеи - Страница 15 - Форум - SPORE - Корпорация Создателей
SPORE™ Корпорация Создателей
Мини-чат


Добавлено новое творение!
Воспех

Не хотите оценить творение?
Хулиганофобия

Наши стихи
Отв. LOL, 11:31
Этапы
Отв. Dimosan, 15:27
А или Б
Отв. MrNekii, 17:38
Слова
Отв. Arrow, 09:09
Тег "gaprop"
Отв. Sideral, 18:56
Правила сайта

Страница 15 из 16«1213141516»
Форум » SPORE » Коллекция рас » Технодеи (Мы не проявим слабость в снисхождении!)
Технодеи
Отправлено 14 Апр 2011 - 01:15
#1
ТЕХНОДЕИ






















Отредактировано Искандер - Вс, 13 Ноя 2011, 23:02

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 31 Май 2012 - 20:05
#351
Отредактировано Seishen - Чт, 31 Май 2012, 20:10
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 416
Репутация: 383
Отправлено 31 Май 2012 - 20:22
#352
Отредактировано PELMESHKA - Чт, 31 Май 2012, 20:23

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 2544
Репутация: 910
Отправлено 31 Май 2012 - 20:38
#353
Отредактировано Seishen - Чт, 31 Май 2012, 20:42
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 416
Репутация: 383
Отправлено 31 Май 2012 - 20:49
#354
PELMESHKA,

Поехавший. А ещё толстый тролль и неудачник.
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 3443
Репутация: 398
Отправлено 31 Май 2012 - 21:39
#355

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 2544
Репутация: 910
Отправлено 01 Июн 2012 - 11:03
#356
Впрочем, границ агломераций технодеев сейчас фактически не существовало.
Никто не встретил ударный флот рейха на подступах ни к этой, ни к другим системам. Большая часть подвергшихся атакам планет была населена когда-то порабощенными народами и простыми переселенцами-мирянами, не способными оказать сопротивления.
По мере продвижения флотов рейха сопротивление технодеев усилилось лишь на паре направлений и очень скоро командованию торианцев стало казаться, что старательно собранный железный кулак угодил в пустоту. Нарастало ощущение, что их провели вокруг пальца, воспользовавшись военной машиной рейха, для того, чтобы внести сумятицу и отвлечь основного противника от направления главного удара.
Боевой орден, что так удачно дал себя уговорить военным тактикам торианцев, действовал отдельно от рейха и проводил собственную, вполне успешную военную кампанию. Системы, захваченные этим орденом оказались куда более богаты населением и ресурсами, чем тот мусор, что был отдан на растерзание торианцам.
В добавок, войска рейха неожиданно столкнулись с боевыми соединениями Кровавого союза, которые проводили в этом секторе собственную крупную операцию. Пока разобрались что да как, крови с обеих сторон было пролито столько, что никаких разговоров о мире быть уже не могло. К тому же кровники считали захваченные торианцами системы своей собственностью.

Не смотря на серьезную работу разведчиков рейха координаты Ламии так и не были установлены.
Боевой запал захватчиков быстро сходил на нет.

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 10 Июн 2012 - 19:14
#357
-И что же нам делать?Ещё и с неким "Кровавым союзом" столкнулись.Кто это вообще?
-Судя по всему-воинственная и агрессивная раса.К счастью они не знают координат наших территорий.Наверно...
-Что значит "наверно"?
-То и значит.Найдены ли были полезные нам технологии?
-Да.Некоторые позволили нам значительно усилить технологии клонирования и генных модификаций вообще, остальные исключительно житейские.Их лишь надо приспособить для нас.
-Хотя бы это.Ладно, отзывайте подразделения, пусть возвращаются домой.Скажем народу, что это был "рейд" такой-не говорить же им, что наши разведчики так жестоко просчитались!

Поехавший. А ещё толстый тролль и неудачник.
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 3443
Репутация: 398
Отправлено 07 Июл 2012 - 01:07
#358
Сага о копье Воздаяния.

Акт 1.

Время: За пол-оборота до уничтожения Инкубиона.

Место: Планета Высь Надежды.

Действующие лица:

Коммуна Грозес.
Комфлот – командующий КСГК в системе
Командарм – командующий планетарной обороной в системе
Комиссар – уполномоченный комитета галактической безопасности
Комислав Молотов – кадет факультета военной теории

Дети Ламии.
Алькор – учащийся
Эрика – сестра Алькора, учащаяся
Эния – мать Алькора и Эрики
Артур – отец Алькора и Эрики

Глава 1. Стальной цветок.

– Таким образом, благодаря вышеуказанным событиям и была развязана война между Союзом и Империей. – Закончил Комислав, отведя луч указки от гололитической доски. – На этом наш урок закончен.
Он выдохнул и окинул взглядом аудиторию. Большинство учеников уже похватали свои планшеты и затрусили к выходу. Эрика все еще сидела на своем месте, что-то кропотливо записывая. Пряди ее непослушных волос ссыпались на лицо, показывая норов, достойный своей хозяйки.

Когда Эрика наконец подняла голову, Комислав уже стоял рядом, пытаясь перехватить ее взгляд.
– Сегодня домой или в город по магазинам? – Полюбопытствовал он.
– Пожалуй, сегодня слишком жаркий день для похода по магазинам. – Шутливо ответила девушка, спускаясь по ступеням аудитории и выходя в школьный коридор.
Комислав неотступно следовал за ней.
– А что после уроков делает Альк? – Может запланируем на субботу совместный пикник, скажем, к примеру на озере в медных холмах?
– Только если ты сам словишь моего брата. Который день этот проныра не ночует дома.
Продолжая непринужденно болтать, Эрика с Комиславом вышли из школы на двор.
Напротив ворот орда галдящих учащиеся скопом грузилась в аэробус.
Эрика казалось, впала в легкое замешательство, поглядывая то на громоздкий воздушный транспорт, то на армейский скутер Комислава.
– Даже не думай! Конечно же ты поедешь со мной. – Улыбнувшись до самых ушей, сказал молодой кадет. – В аэробус я тебя не пущу.
– Ты же теперь мой учитель. – Потупив глазки, сказала Эрика. – Это будет как-то не правильно.
– Что! Да я тут всего-то на неделю учебной практики! – Возмущенно воскликнул Комислав. – Больно мне охота мурыжить вас, школяров, когда у самого сдача на носу!
– Наверное по-этому ты так рвался получить практику именно в этой школе. – Подтрунила грозессианина Эрика, сделав наконец выбор и направляясь к скутеру.
– А то ты не знаешь почему. – Парировал кадет. – Мы и так с тобой мало видимся, а это хоть какая-то возможность.
Он помог девушке усесться на сиденье, аккуратно обхватив за талию, которая целиком уместилась в его мощных ладонях, и приподняв в воздух. Затем он сел позади нее, проверил, правильно ли Эрика пристегнулась и пристегнулся сам.
– Эгегей! Поехали! – Грянул Комислав, выжимая тягу на максимум. – Эх, прокачу с ветерком!
Водородный двигатель утробно взвыл, и железная машина птицей взмыла в небо.

Это было правдой – Эрика очень нравилась молодому кадету.
Познакомились они случайно. Комислав как раз выходил из военного музея, а Эрика сидела на скамейке в парке со своими подружками. Он и глянул то на стройную инопланетянку мельком, как его вдруг словно гвоздем прибило.
Несколько минут он так и стоял столбом, не в состоянии сдвинуться с места, а потом подошел и представился.
Девушка была рада знакомству. Она приняла предложенную дружбу грозессианина, дав правда понять, что их отношения не станут заходить дальше поставленных узких рамок. Но Комиславу было все равно. Москва не сразу строилась. Он был готов ждать, сколько понадобится, чтобы однажды сорвать этот дивный цветок.
Оказалось, что Эрика, дочь эмигрантов, сбежавших с какого-то неблагополучного мира сюда, на Высь Надежды. Эти инопланетяне – себя они называли ламийцами – жили небольшой, обособленной колонией недалеко от города. Их маленький поселок насчитывал чуть более дюжины домов. По соседству селились другие негрозессиане, так что весь этот район представлял собою весьма разношерстную публику.
Комислав был приглашен в уютный дом Эрики и познакомлен с ее братом-близнецом и матерью, такой же прекрасной женщиной, как и ее юная дочь.
Когда выпадала возможность, грозессианин проводил время с девушкой, и его нисколько не заботило, что она была другой крови и что росту в ней было от силы шесть футов в сравнении с его почти четырнадцатью.
Встречались они почти целый год и, честно говоря, Комислав уже подумывал перейти в полномасштабное наступление на любовном фронте и только ждал подходящего момента.
Обо всем этом грозессианин думал во время их совместного полета, чувствуя, как развивающиеся волосы Эрики шуршат по футболке где-то в районе солнечного сплетения.
Пролетая над медными холмами, девушка вдруг потянула его за руку.
– Я передумала. Высади меня лучше у озера – я хочу освежиться, а потом пойду, поищу братца.
– Я только за. – Обрадовался Комислав. – Сам с удовольствием окунусь.
– Ты не останешься. – Состроила гриммаску Эрика. – Я без купальника, так что придется тебе не задерживаться. Если хочешь, прилетай к нам на ужин часа через три.
– Я закрою глаза.
– Исключено.
– Я…
– Я сказала.
– Ладно. – Вздохнул Комислав, не скрывая разочарования. – Снижаюсь.

Когда они приземлились невдалеке от озера, Эрика встала на сидение, чмокнула грозессианина в щеку и, не дожидаясь помощи, спрыгнула вниз, сразу утонув по пояс в зарослях зеленой травы.
– Приходи на ужин, обязательно! – Крикнула она, скрываясь в лесу, быстро, словно оркнейская лань.
Комислав покорно взлетел, но через пару минут непослушные руки развернули скутер и направили машину назад.
Конечно, подглядывать было не очень хорошо. Даже недостойно гордого звания кадета. Не этому его учили! Но кто бы смог устоять на его месте? К тому же Комислав был уверен, что сможет остаться незамеченным.
На этот раз он приземлил скутер подальше от места первой посадки. Быстро определив нужное направление Комислав бесшумно, как учили, направился к озеру. Он стянул с себя белую футболку, оставшись лишь в армейских штанах-хамелеонах. Его кожа, обладающая теми же свойствами, послушно мимикрировала под нажимом воли, и теперь грозессианина мог бы заметить в лесу только очень опытный разведчик.

Он осторожно раздвинул свисающие прямо над водой ветви. Буквально в сорока метрах от его засады, рассекая водяную гладь ритмичными гребками, по поверхности озера скользила девушка его мечты. Вот Эрика нырнула и в месте ее погружения вода разошлась широкими концентрическими кругами. Темная головка на точеной шее вынырнула почти на середине озера.
Комислав заворожено наблюдал за тем, как юная ламийка изнуряет себя плаванием. Когда же наконец она устала на столько, что собралась выйти из воды, у него и вовсе перехватило дыхание.
Неспеша выходя на берег, Эрика, чуть склонив голову, выжала свои длинные, почерневшие от влаги волосы. Серебристые капли градом стекали с ее, стройного как лоза, оливкового тела. Щеки девушки разрумянились. Высокая грудь часто вздымалась, под напором перетруженных легких.
Ноги вынесли ее на берег, и Эрика уже нагнулась за одеждой, как вдруг, как будто услышала что-то, резко распрямилась и на мгновение замерла.
Одежда так и осталась лежать на траве.
Комислав подумал, что она почувствовала его, и постарался вовсе не дышать, слыша лишь, как гулким молотом бьется в груди его шальное сердце.
Но похоже, что это не он привлек внимание Эрики, потому что девушка, как была, неожиданно побежала в лес.
– Вот ведь… – Подумал кадет. – Что за дела?
Он последовал по ее следу, но пришлось сделать крюк, чтобы не выходить на пустое место.

Она не понимала, что это было, но ее кровь неожиданно призвала Эрику бежать именно туда, забыв обо всем. Краем сознания девушка понимала, что поступает до пугающего странно, но сила крови оказалась сильнее собственной воли, и Эрика послушно бежала сквозь лес и кусты, расцарапав ноги о колючие ветки.
Она остановилась на краю небольшой поляны, сухая, потрескавшаяся земля которой была почему-то полностью лишена всякой растительности.
Что-то надвигалось! Что-то должно было произойти.
Кровь стучала в висках, голова опухла, заставляя забыть все мысли, кроме единственной.
- Когда же? Когда? Сейчас!
В центре поляны земля треснула и провалилась внутрь. Из образовавшейся ямы высунулся остроконечный бутон, сделанный из странного тускло-бурого металла.
Лепестки бутона неспеша стали раскрываться, и Эрика сделала шаг ему навстречу.
Внутри стального цветка змеились десятки поблескивающих кольчатых щупалец, одна из которых потянулась к девушке.
Эрика в ответ протянула ей свою руку.
Щупальце коснулось ладони девушки, и Эрика почувствовала болезненный укол, а на тонкой, встроенной игле механодендрита выступила ее кровь.

Комислав наконец-то достиг того места, где заканчивались следы.
Сцена, которую он увидел на поляне, повергла молодого грозессианина в шок.
Эрика стояла напротив огромного, механического цветка-пасти и его отвратительные отростки почти полностью опутали девушку.
С яростным криком кадет бросился на помощь своей подруге, намереваясь выхватить ее у стального монстра, но щупальца уже втянули Эрику внутрь и лепестки цветка стремительно закрывались.
Комислав не успел на долю секунды, со всего размаха врезавшись в цветок-похититель. Створки сомкнулись прямо перед его носом и последнее, что Комислав увидел, был ничего не понимающий, панический взгляд Эрики.
Его пальцы до крови впились в бугристый металл цветка. Грозессианин обхватил его руками, благо могучая фигура позволяла это сделать, вознамерившись выдернуть бутон из ямы, но тот оказался надежно прикреплен к, исчезающему во тьме, сегментированному стеблю.
Этот стебель резким рывком высвободил бутон из объятий грозессианина и скрылся вместе с ним в беспросветной глубине.
По инерции Комислав упал вслед за ним, но успел зацепиться за край ямы, которая тут же начала осыпаться.
В результате молодой кадет оказался погребен под массой земли и камней.
Лишь спустя десять минут, ценой неимоверных усилий Комислав сумел выбраться из своей могилы.
Не давая себе ни секунды отдыха, кадет, хрипя, бросился к скутеру, где у него остался служебный комлинк.

Продолжение следует.
Отредактировано Искандер - Сб, 07 Июл 2012, 01:08

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 07 Июл 2012 - 16:18
#359
Глава 2. Старая история.

На флагманском мостике линейного крейсера Аркадий Стругацкий шла обычная, напряженная работа.
Огромный боевой корабль-крепость коммуны являлся, в том числе, и штабом КСГК в системе Высь Надежды. По этому сюда каждый час стекались биллионы байт информации со всех уголков ближнего космоса: – с каждого корабля, каждого следящего зонда, и конечно с поверхности самой планеты.
Ежеминутно потоки новой информации обрабатывались мощнейшими компьютерами и командой аналитического отдела, чьи выводы о положении дел в системе немедленно отображались на гололитическом дисплее мостика.
Комфлот сосредоточенно наблюдал за столбиками данных, опершись о хромированные перила верхней рубки.
– Товарищ Комфлот, к вам гость из особого отдела. – Отчеканил молодой мичман. – Он требует незамедлительной встречи.
Комфлот обернулся, видя, как его офицер отступил на пол-шага, чтобы пропустить вперед невысокую фигуру Комиссара.
Особист не был урожденным грозессианином, но Комфлот хорошо знал эту волевую личность, чьи блестящие успехи на поприще контрразведки позволяли Комиссару вот так вот просто «открывать ногой» любые двери.
Комиссар остановился перед нависшей над ним громадой командующего и отдал честь, незамедлив сразу же перейти к делу.
– Полтора часа назад на планете произошел инцидент, классифицированный мною, как Красный-А.
– Наивысшая опасность? – Напрягся Комфлот. – Докладывайте.
– Похищена девушка, Эрика – гражданка Коммуны, расовая принадлежность – технодей. Свидетелем похищения стал ее друг, кадет Комислав Молотов. Он же и сообщил о случившемся. С слов кадета девушка была похищена механическим червем, вырвавшимся из под земли. Червь утащил девушку в свою нору, которая затем обрушилась.
– Значит Эрика. – Хмыкнул Комфлот. – Я помню ее мать. Это было двадцать лет назад. Маленький корабль с беженцами-технодеями на борту…
Комиссар продолжил.
– Как только я узнал об этом – сразу отправил на место спец-группу. Сейчас место похищения и вся прилегающая территория в радиусе десяти миль оцеплена тройным кольцом спецназа. Мать девушки и все возможные свидетели допрашиваются. Я сам через десять минут срочно стартую туда, чтобы выбить из технодеев максимум информации. Но кое-что я могу предположить уже сейчас.
– Говорите. – Кивнул командующий. Похоже самые мрачные его кошмары начинали сбываться.
– Технодеи оказались не беженцами, а хорошо законспирированными агентами нашего врага.
Перед размещением их колонии на Выси, все они прошли полную проверку, как в физическом, так и в психологическом и ментальном плане. Однако, похоже, врагу все-таки удалось обмануть нашу систему безопасности. Каким-то образом перебежчики скрыли от наших детекторов свои истинные цели. Более того, они сумели пронести на планету опаснейшую технологию вторжения!
– Геон? – Напрягшись, спросил Комфлот.
– Геон. Я уверен в этом на девяносто процентов. – Подтвердил особист.
– Но как такое возможно! – Взорвался командующий. – Ведь мы сделали все, чтобы предотвратить подобное. Мы сканировали ядро планеты несколько раз, детально обследовав его всеми возможными способами.
– Только последнее такое сканирование проводилось более пяти лет назад. Все это время Геон мог находиться в зачаточном состоянии или просто был еще слишком мал, чтобы мы смогли его засечь.
– Мы решили, что опасность миновала. Решили, что наши границы крепки и враг никогда не проникнет за их пределы. Поверили в свою безопасность и теперь расплачиваемся за это. Но зачем Геону понадобилось выдавать себя? Зачем ему сдалась эта девушка?
– Это мы и пытаемся понять. Со слов Комислава, во время похищения девушка не сопротивлялась, но было похоже на то, что ее воля подавлена. Нам очень повезло, что этот кадет стал свидетелем произошедшего, иначе мы бы до сих пор не подозревали, что сидим на пороховой бочке.
– Необходимо повторное сканирование ядра планеты. – Подытожил Комфлот. – Макс-планетарный сканнер есть только на борту Стругацкого. Я немедленно отдам приказ о его запуске. Нам только надо выйти на подходящую орбиту.
– Именно для этого я и прилетел к вам, командующий. – Сказал комиссар. – А теперь, извините, мне надо на Высь Надежды.
– Докладывайте мне каждые пол-часа. – Кивнул Комфлот. – Мы не должны допустить этого вторжения!
Комиссар развернулся и почти бегом покинул мостик.
– Как бы я хотел, чтобы это оказалось ошибкой. – Подумал командующий. – Но теперь настал наш черед действовать!

Огромный линейный крейсер, подавляющий противника одним только видом своей величественной стати, сверкая полировкой сотен всесокрушающих орудий, плавно развернулся и, набирая темп, начал сближение с планетой.

Спустя два часа Комфлот собрал экстренное совещание командного состава.
Сотни флотских офицеров, со всех кораблей звездной флотилии, обратили свои взгляды к экранам мониторов, внимая своему командиру.
– Товарищи. Над нашей системой и, особенно, над планетой Высь Надежды нависла смертельная угроза.
Только что макс-орбитальный сканнер подтвердил, что в ядре планеты, которую мы поклялись защищать ценою собственных жизней, окопался Враг.
Имя этому врагу – Геон технодеев.
По данным нашей разведки, Геон, это секретный, тактико-промышленный комплекс технодеев, способный произвести полномасштабное, вооруженное вторжение на поверхность Выси.
Это сферический объект, диаметром более ста километров, напичканный производственными комплексами, вооружениями и средствами их доставки.
Именно с Геонов было осуществлено вторжение технодеев на планеты Яон и Хорал, принадлежавших Астральному Союзу. Впоследствии Союз пал под натиском военной машины технодеев.
Вы спросите меня, как такой огромный объект оказался в центре нашего планетарного ядра?
Технология, которой обладают технодеи, позволяет выращивать подобные комплексы внутри самих планет. При этом Геон использует геотермальную энергию ядра и химические элементы, присутствующие в жидкой магме, для своего расширения и строительства.
Самое худшее в том, что вся наша боевая мощь в данный момент бесполезна против Геона.
Да, мы могли бы расколоть планету, как орех, но при этом нам пришлось бы эвакуировать десятки миллиардов мирного населения, а сама планета никогда более не смогла бы вновь стать их домом.
По-этому в данной ситуации флоту остается только готовиться к началу вторжения на поверхности и быть готовыми к появлению ударных, космических сил противника в нашей системе.
Надеюсь, что до этого не дойдет, но мы должны быть во всеоружии.
Сейчас проводится последняя стадия подготовки операции по забросу в Геон особой группы, с целью его деактивации и уничтожения.
Лучшие воины Выси сделают все, чтобы ликвидировать нависшую над планетой угрозу!
Наша задача – хранить эти небеса, пока они делают свою работу.
Приказываю – всем приступить к исполнению служебных обязанностей! Служу Коммуне!
– Служу Коммуне! – Громом грянули тысячи офицерских голосов.

Позже Комфлот связался с командующим наземными силами планеты.
На экране тут же возникло обветренное лицо немолодого грозессианина в золотых погонах. Командарм был не один. Комиссар, затянутый в спецснаряжение, находился здесь же.
– Каковы последние новости? – Вопросил Комфлот.
– Товарищ Комфлот, Сканирование не дало исчерпывающей информации по Геону. Мы лишь подтвердили его существование, измерили массу и объем. Насчет того, что он представляет внутри себя, мы ничего так и не выяснили. Так же удалось определить, что от Геона в направлении места похищения вел сегментированный тоннель, диаметром двадцать метров. Однако сейчас этого тоннеля нет – Геон втянул его, как только груз с девушкой был доставлен внутрь. Сканирование планетарной коры подтвердило существование еще нескольких, подобных каналов, в самых разных частях Выси, проделанных скорее всего ради получения разведданных. Практически все они сейчас засыпаны и залиты магмой, так что воспользоваться ими мы не сможем.
Мною подготовлено пять групп десантников, для проникновения в Геон с помощью технологии «Тень».
По замыслу, первая группа, под предводительством Комиссара, должна произвести разведку на месте и попытаться разрушить или взять под контроль управляющие системы комплекса.
По прибытии Комиссар пошлет ментальный сигнал в штаб, ибо все другие способы передачи информации на поверхность, в центре планетарного ядра окажутся недоступны. Остальные группы будут ориентироваться на этот сигнал, как на маяк. Их задачей станет повреждение внешнего корпуса Геона мощными плазменными зарядами. Это в том случае, если первая группа потерпит неудачу. Сквозь бреши в защите жидкая магма должна начать затапливать комплекс, уничтожив его или временно выведя из строя. Но это пока лишь теория.
Нам также придется учесть, что технологию «Тень» нельзя будет использовать, для того чтобы вернуться назад, если только группа не сумеет найти мощный источник энергии для подзарядки спец-оборудования.
Комфлот посмотрел на Комиссара.
– Мать девушки, Эния, созналась в том, что она и ее муж являлись агентами Инкубиона. Она повторяет, что до определенного момента была уверена, что является последовательницей движения отверженных, но в какой-то момент ее вторая, скрытая личность показала себя, заставив Энию внедрить Геон в тело планеты.
– Как ей это удалось? – Спросил Комфлот.
– Это уже детали. – Ответил Комиссар. – Сейчас я бы хотел сказать о самом важном.
Технологическая составляющая комплекса – это только часть Геона. Для окончательного завершения этой структуре требуются особые цепочки ДНК технодеев, которые находятся в похищенной девушке. Появление на свет Эрики было запрограммировано технодеями за долго до ее рождения.
ДНК девушки послужит тем строительным материалом, который свяжет Геон с, находящейся за тысячи световых лет от сюда, империей Инкубиона. Инкубаторы Геона начнут производство бесчисленных армий технодеев. ДНК послужит созданию самого страшного их оружия – огромных биомеханоидов, Аватаров.
Душа бедной девушки станет душой Геона и главным координационным и командным центром комплекса.
– Или уже стала. – Подытожил Командарм.
– На сколько я понял со слов Энии – еще нет. – Возразил Комиссар. – Но времени у нас остается действительно мало.
– Эния смогла воспроизвести планы комплекса?
– Увы. Этого ей не известно. Мы проверили мать Эрики всеми возможными способами, которые позволяют оставить неразрушенным ее сознание. Она рассказала нам все, что знала. Страх за судьбу дочери сокрушил наведенные психические барьеры памяти лучше, чем все наши телепаты-дознаватели.
– Что ж. В таком случае постарайтесь по возможности найти и спасти девушку. – Сказал Комфлот.
– Простите, товарищ командующий, но если мы обнаружим Эрику, самым надежным способом обезопасить планету будет ее ликвидация. – Возразил Комиссар. – Это не спасательная операция и мы будем действовать максимально эффективно.
Комфлот нахмурился. Его не радовало знание того, какие страдания вскоре обрушатся на невинную девушку. Но если это так, то пусть уж лучше быстрая смерть от руки спецназовцев.
– Хорошо Комиссар. Действуйте исходя из текущей обстановки. Остальные группы будут ждать вашего сигнала.
– Разрешите приступать?
– Приступайте!

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 15 Июл 2012 - 21:19
#360
Глава 3. Душевные муки.

Эния сидела на жестком стуле, беспомощно ссутулив изящные плечи. Маленькое, круглое окошко ее камеры бросало одинокий лучик света на бетонный пол, где кроме блестящего, никелированного стула не было больше ни одного предмета.
Мать Эрики была в отчаянье.

Это началось двадцать оборотов назад, когда их с Артуром радушно приняли на Выси Надежды.
Хотя на самом деле всё началось значительно раньше – не здесь и не сейчас.
Ее настоящий дом – иная, но очень похожая на эту – галактика, была покорена жестокими сынами Ламии, называвшими себя Технодеями.
Эния являлась чистокровной ламийкой и была рождена под небом с другими звездами.

Их общество делилось на касты.
Рядовые миряне трудились во благо общества, являясь тем строительным материалом, из которого состояло здание государства-империи технодеев.
Рыцари воинских орденов несли победоносное знамя новых хозяев мира прочим народам галактики, являясь мечом и щитом империи.
Ученые и жрецы хранили секреты могущественных технологий, управляя умами и душами технодеев.

Эния с рождения принадлежала мирской касте.
В детстве она испытала на себе все тяготы принадлежности к низшему сословию, и уже в юности, благодаря неуемной тяге к знаниям и обостренному чувству справедливости, Эния влилась в ряды протестантов, ведущих тайную борьбу с властью и религией Инкубиона.
Большинство из них понимало, что сопротивление изначально обречено, но пока бились их сердца, надежда не покидала истинных сынов и дочерей Ламии.
Однажды Эния повстречала на своем пути фанатично преданного Инкубиону рыцаря боевого ордена, по имени Артур.
Сила взаимных чувств оказалась так велика, что преодолела разделяющую их веру, и Артур, разделив идеи протестантов и отринув поклонение Инкубиону, присоединился к Энии, связав с ней свою судьбу.
Но счастье влюбленных длилось недолго.
Рано или поздно, все еретики попадают в руки инквизиции Инкубиона. Та же участь постигла Артура и Энию.
Они были осуждены и, вместе со своими соратниками, Эния и Артур оказались заточены в Храме Боли.
Это было страшное место – звездная крепость-тюрьма – место страданий и полного отчаянья. Заключенные тюрьмы содержались в абсолютной темноте, в тесных ячейках-гробах, созданных так, чтобы подвергать своих жертв постоянным физическим мукам.
Боль, миллионов несчастных узников, питала своей энергией целую звездную систему.
Боль, заключенных в Храме еретиков, являлась важной частью устрашения вероотступников и сомневающихся.
К тому времени, когда большинство ее друзей сошло с ума от непереносимых мук, а сама она едва удерживала остатки растерзанного сознания – на Энию снизошло избавление.
Прервав на короткий срок бесконечные потоки боли, инквизиция предложила Артуру и Энии вновь присягнуть на верность Инкубиону и стать, таким образом, его покорными орудиями.
Испытывая страх, не столько за себя, сколько друг за друга, они сделали этот выбор и таким образом вновь обрели свободу. Но, получив свободу телесную, Эния и Артур навсегда утратили свободу духа.
Между тем, Инкубион готовил своих новых марионеток к великим свершениям.
Была открыта брешь в материи пространства, позже названная Оком Авалона. Через Око корабли технодеев попадали в иную галактику и империя Инкубиона, с алчностью голодного зверя, бросила могучие силы на ее покорение.
В первых эшелонах будущих завоевателей шли тысячи небольших кораблей, целью которых было изучение чужого пространства, сбор разведданных о местных расах и подготовка к будущим вторжениям.
Но у Артура и Энии, вошедших в состав пионерских экспедиций, была еще одна, доминирующая миссия – поиск следов Предвестника.
Этот архиеретик веками портил кровь апостолам Инкубиона и в инквизиции полагали, что Предвестник бежал через Око Авалона в чужую галактику.

Технодеи заставили Энию и ее мужа забыть о том, что теперь они послушные рабы Инкубиона. С помощью совершенных технологий сознательной редукции из их памяти удалили последние годы жизни и заставили считать, будто они до сих пор являются протестантами, ищущими Предвестника с целью обретения истинного лидера, так недостающего повстанческому движению.

Поэтому, попав на Высь Надежды, Эния не знала, какое зло причинит планете ее появление. Тщательная ментальная проверка грозессиан не смогла выявить ни тайного умысла, ни враждебных намерений в ее сознании, поскольку их не существовало.

Они с Артуром и двумя десятками других протестантов, поселились на этой гостеприимной планете, где к изнуренным беженцам отнеслись с большой душевной теплотой.
В какой-то момент Эния даже поверила в свое счастье, но вскоре забытый кошмар вернулся.
Сны всегда являлись способом передачи информации у детей Ламии.
И вот однажды Эния увидела сон, предрекший ее будушее. Заснув свободной и счастливой душой, она снова проснулась рабыней, отягощенной черным знанием неизбежности будущего.
Ее второе сознание, как и второе «Я» Артура, пробудилось и потребовало беспрекословного подчинения целям их миссии.

Это случилось шестнадцать оборотов назад…
Ранним утром, когда дремлющая Высь еще утопала во мгле предрассветных сумерек, Эния обнаружила, что в полном одиночестве ступает по влажной траве зеленого леса, росшего между ее домом и медными холмами.
Ноги Энии двигались сами по себе и, хотя она начала осознавать происходящее, тело все еще не подчинялось ей, и Эния шла по лесу, подобно сомнабуле.
Но она знала, что сейчас должно произойти нечто ужасное!
Воины Коммуны Грозес впустили на свою планету не только ее, но и нечто, куда более опасное.
Долгое время это нечто было сокрыто в теле Энии и столь мало, что никакие приборы грозессиан не смогли бы его обнаружить.
Геон!
Когда-то он был прочно вживлен в ее ДНК. Частички Геона крепились к генной решетке Энии и ждали своего часа. Ждали неминуемого – когда, по приказу, пришедшему из мрачных снов, наноскопические гексограммы на поверхности этих частиц вспыхнут ярким светом преобразования.
В тот момент частицы начали стремительное деление, действуя, согласно заложенной в них программе. Они росли, объединялись и превращались в новую, более сложную структуру.
Геон рос и очень скоро приобрел материальность.
Тогда была запущена новая, более сложная программа и Геон продолжил развитие, все более видоизменяясь и усложняясь - питаемый энергией организма Энии.
В этот период Эния употребляла в пищу много метало-химических соединений, необходимых росту Геона. Он черпал ее силы, как паразит питающийся соками жертвы, и Эния чувствовала, что Геон растет в ее теле, готовясь вскоре выбраться наружу.
Когда этот момент наконец настал, Эния и обнаружила себя одинокой фигуркой в предрассветном лесу.
Сильнейший спазм заставил ее согнуться пополам и упасть на четвереньки.
Нечто длинное и твердое, извиваясь, стремилось поскорее выбраться наружу из измученного тела. Эния захрипела. Ей пришлось напрячь все силы, чтобы, влажная от слизи, металлическая личинка-бур вывалилась через глотку наружу, и, оставляя за собою скользкий кровавый след, зашуршала гибкими кольцами по росистой траве.
Эния в изнеможении упала на траву, чуть не теряя сознание, а Геон врезался в почву у её ног и, спустя несколько секунд, скрылся под землей, оставив после себя лужицу быстро высыхающей, влаги.

Через полчаса Эния пришла в себя и побрела домой. Ей хотелось забыть о том, что только что произошло, но память настойчиво, вновь и вновь заставляла ощутить только что пережитые муки.
Геон оставил внутри ее тела зияющую пустоту. Но Эния знала, что скоро эта пустота вновь будет заполнена. Ведь душа Геона еще должна быть рождена!
И под сердцем Энии уже возник маленький комочек живой плоти – ее будущая дочь – Эрика!

Геон стремительно прорывался вглубь каменистых пластов, все дальше от поверхности, все ближе к горячему ядру планеты.
Геон двигался к цели, ввинчиваясь в сверхтвердые скальные отложения, останавливаясь на время, чтобы укрепить и увеличить себя, и вновь продолжая путь вниз.
Четыре оборота ушли на то, чтобы он добрался, наконец, до богатых природной энергией, геотермальных источников планеты.
Вдоволь насытившись, Геон продолжил свое путешествие по конвективным потокам магмы, продолжая увеличивать свою массу и укреплять корпус для дальнейшего продвижения в глубь планеты.
Он снова изменил форму. Его броня продолжала уплотняться, а внутренняя конструкция становилась все сложнее и многофункциональнее. Теперь Геон представлял собою огромный шар, корпус которого был усеян извивающимися кольчатыми щупальцами.
За слоями внешней защиты, в центре жуткого механизма, располагался круг преобразования и многочисленные сборочные узлы, ни на секунду не прекращавшие свою работу. Геон освобождал пространство внутри себя, разбирая старые защитные конструкции и наращивая снаружи новые.

В конце-концов его долгое путешествие к планетарному ядру закончилось.
Теперь Геону оставалось дозреть окончательно.
Его могучие механизмы создавали глобальные системы производства, а те, в свою очередь, делали еще более мощные системы, пока, наконец, процесс не закончился запуском финальных сборочных линий.
Созревание Геона завершилось в день шестнадцатилетия Эрики.
Тогда, через океан магмы к поверхности протянулся вакуумный тоннель, ведущий к тому самому месту, где Геон впервые проник под покров планеты.
И судьба юной Эрики была сочтена.

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 15 Июл 2012 - 21:42
#361

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 7252
Репутация: 1206
Отправлено 15 Июл 2012 - 22:23
#362
ju1ietta, Спасибо. Надо закончить эту историю. Не люблю незаконченных историй.
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 16 Июл 2012 - 13:04
#363
R R R
Жаль, что всё это великолепие обречено на провал...

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 3255
Репутация: 498
Отправлено 18 Июл 2012 - 23:35
#364
Глава 4. Сила кровного родства.

Командарм, пожелавший самолично посетить карантинную зону, проводил взглядом удаляющуюся команду стерилизаторов. Площадь в двадцать гектаров, включающая место похищения, лес, озеро и поселок ламийцев-технодеев, была надежно укрыта защитным силовым куполом и тройным кольцом оцепления. Транспорты, разгружающие оборудование и спец-войска, взлетали и приземлялись через особый воздушный коридор. Население соседних городков было эвакуировано в считанные часы после введения кода «Красный-А». Пока, под предлогом аварии на военном объекте.
Совет по ЧС решил, что жителям лучше не знать всей правды, раз есть надежда разрешения этого кризиса путем точечной спецоперации.
– Что с задержанными? – Спросил командарм у подошедшего особиста.
– Товарищ командарм. – Отрапортовал офицер. – Подозреваемая в шпионаже гражданка Эния, час назад была доставлена в окружную комендатуру. Туда же мы отправили ее сына.
– Что дала проверка их показаний?
– Эксперты полностью подтверждают правдивость слов арестованной. Никакой новой информации мы так и не получили. Арестованная продолжает настаивать на том, что ее сын ничего не знал и просит отпустить его.
– А что он сам?
– Молчит, на вопросы не отвечает.
Командарм нахмурился.
– Отправляйтесь в комендатуру. Я хочу знать все, что ему известно! Пусть вывернут сопляка наизнанку, но выяснят, что у него на уме.
Этот малый – брат-близнец похищенной. Я нутром чую, что он не так прост, как хочет казаться. Передайте своему отделу, что время на исходе – пусть поторопятся.

За полтора часа до этого…

Прыжок с моста в реку, несущую свои темные воды в тридцати метрах под его ногами, должен был стать очередным личным рекордом молодого ламийца.
Алькор ощущал накатывающую волну адреналина, что очень скоро охватит все тело, заставляя дрожать каждую клеточку.
Он приготовился прыгать, как вдруг…
– Алькор! Братец! Помоги! Мне страшно! – Стальной иглой вонзился в сознание неистовый крик Эрики.
– Эрика? Эрика! – Алькор, вне себя от испуга и неожиданности, закачался, чуть не свалившись вниз с моста, и, ухватившись за перила, попытался понять, что только что произошло.
В какое-то мгновение он увидел окружающее её глазами, почувствовал ее страх и абсолютную беспомощность. Перед ним мелькнул образ огромного, стального цветка. Его закрывающиеся, хищные лепестки и навалившуюся тьму.
Затем морок развеялся. Он снова стоял на своем мосту, под порывами свежего ветра.
Не раздумывая ни секунды, Алькор перемахнул через перила, оседлал скутер и, что есть мочи, помчался домой.

Ворвавшись в дом, Алькор проскочил прихожую, опрокинув стоявший на дороге стул, и влетел в комнату матери.
Эния сидела на краешке кровати, а на её бледных щеках блестели две мокрые дорожки.
Она с надеждой и отчаяньем посмотрела на своего взволнованного сына.
– Мама! Что-то случилось с Эрикой! Я...
– Я знаю, Алькор. – Тихо произнесла она. – Послушай меня, сынок...

И Эния рассказала сыну правду, которую так долго хранила от своих детей.

– ...Технодеи использовали нас. Они настроили мое тело таким образом, чтобы в отмеренный срок у нас с твоим отцом родилась девочка.
Но вместо этого я родила двоих – Эрику и тебя!
Та часть меня, что принадлежала Всемогущему, не простила этой ошибки! Она попыталась уничтожить тебя. Чудо, что твой отец оказался рядом в тот момент.
Я отчаянно боролась с собою и что-то произошло. Оковы моего сознания ослабли. Я получила толику свободы и молилась только об одном, чтобы Судьба сохранила тебя и Эрику.
Нам пришлось отправиться на поиски Предвестника. Артур посчитал, что ради вашей безопасности будет лучше оставить вас на Выси.
Тогда вы оба были еще совсем маленькими и мое сердце разрывалось от горя, но душа знала, что так будет лучше.
После того, как смерть забрала моего Артура, я вернулась назад, чтобы растить и охранять вас здесь.

В этот момент в доме раздался треск вышибаемой двери! Уши пронзил звук активируемого защитного купола, а пол сотрясся от топота тяжелых армейских сапог.

Эрика очнулась. Она ощутила, что находится в заполненной жидкостью, капсуле, что с бешеной скоростью несется куда-то вниз сквозь непроглядную тьму. Ее нос и легкие были полны той же субстанцией, что присутствовала снаружи. Жидкость, похоже, содержала достаточно кислорода, так что Эрика могла вдыхать её без особых помех. К тому же жидкость прекрасно компенсировала перегрузки и возросшее давление.
Девушка попробовала пошевелиться, затем развела руки, упершись в упругую стенку капсулы. Она чувствовала, что к ее телу крепятся какие-то, холодные на ощупь, гибкие шланги и кабели, которые поддерживают Эрику в невесомом состоянии.
Неожиданно из тьмы возник золотистый свет, который, спустя мгновение, заполнил собою все вокруг.
Эрика была ослеплена. Но, когда глаза привыкли к освещению, девушка с любопытством и страхом стала рассматривать место своего заточения.
Капсула на поверку оказалась прозрачной. Ее стенки пружинили под пальцами, слегка поддаваясь их нажатию. Верх и низ капсулы заканчивались бронзовыми дисками, из которых торчали пучки гибких металлических щупалец, обвивавших тело.
Дыхательный раствор обладал теплым янтарным оттенком. По-этому, все, на что Эрика глядела из своей капсулы, казалось ей золотым и оранжевым.
А посмотреть было на что.
Похоже, она только что покинула какой-то транспортный тоннель и теперь капсула девушки сильно сбросила скорость, хотя и продолжала двигаться достаточно быстро.
Ни раз и не два, какие-то механические манипулы передавали капсулу друг-другу, чтобы та могла следовать дальше по своему извилистому маршруту.
Пространство вокруг представляло собою внутренности огромной железной машины, где-то утопающие во тьме, а где-то ярко освещенные сигнальными огнями и заревом раскаленного металла.
Даже сквозь плотные стенки Эрика слышала непрекращающийся ни на минуту, грохочущий гул тысяч, работающих вокруг неё, огромных механизмов, предназначение которых девушка не могла осмыслить. Повсюду что-то двигалось, лилось, ползло и вращалось.
Капсула проплывала над огромным, словно космический док, тоннелем, занятым титаническими конвеерами, плавящими, прессующими и формующими металл. Время от времени ее обдавало гейзерными выбросами, застилающего обзор, пара.
Затем Эрика оказалась в невообразимом лабиринте переплетающихся, гигантских труб, окончательно потеряв внутреннее ощущение верха и низа.
Перед нею представали ирреалистичные, составленные из сотен тысяч сотовых-боксов, башни; Разнонаправлено несущиеся в сумасшедшем потоке, грузовые лифты; Бесконечные палубы, заставленные ровными рядами устрашающей боевой техники.
Страх, который до сих пор ни на минуту не отпускал сердце девушки сменился настоящим ужасом, при виде огромной, закованной в стальную броню, армии, которая, казалось, только ждала приказа, чтобы обрушиться своей адской мощью на ничего не подозревающих жителей Выси.
Эрика закричала, забив кулаками по прозрачным стенкам, но ее отчаянный вопль потонул в густом янтарном свете, родив лишь кучу беспомощных пузырьков.
Она всеми силами стала вырываться из своих пут, многие из которых буквально входили в ее тело – но это было все равно, что бороться с кучей жалящих змей.
Это сражение причинило Эрике острую боль и окрасило, окружающий её, золотистый мир в розовый цвет с привкусом крови.
Эрика не успела заметить, когда очередное щупальце вонзило в нее свои острые иглы.
Боль и отчаянье сразу сменились апатией и чувством приятной эйфории.
Девушка расслабилась в сплетении гибких манипул и, блаженно улыбнувшись, смежила веки.

Между тем, янтарная капсула приближалась к конечной точке своего маршрута.

После допроса, на котором он не произнес ни единого слова, Алькора втолкнули в камеру-одиночку.
Тесная для обычного грозессианина, для ламийского юноши она оказалась просторным залом, с высокой дверью и единственным круглым окном-иллюминатором, расположенным высоко над головой. Единственной деталью местного интерьера было узкое отверстие отхожего места, намертво забитое титановой пробкой.
Какое то время Алькор мерил шагами пространство камеры. Затем, когда это ему надоело, скорчился на корточках у холодной, керамической стены.
Напрасно следователи-особисты пытались выспросить у него хоть что-нибудь. Алькор был растерян, зол и подавлен. До разговоров было ли ему, когда родная сестра оказалась отданной на заклание его собственной матерью.
Алькор жалел и ненавидел Энию, за то, что мать всю свою жизнь скрывала от него правду.
Зная ее, они с Эрикой смогли бы подготовиться, предугадать опасность. В конце-концов, можно было просто покинуть Высь Надежды и переселиться на один из многих других миров, принадлежащих грозессианам.
Хотя, если подумать, коммунары оказались далеко не такими благородными и добродушными великанами, какими он считал их раньше. Чего стоит только то, во что они превратили их дом.
Теперь на него и остальных ламийцев смотрели не как на младших братьев, а как на последних предателей и вели себя с ними соответственно.
Так стоит ли цепляться за иллюзию единения, добра и всеобщего равенства, если правда заключается в том, что он потомок существ, предавших свой род, своих друзей и даже свое потомство?
Алькор до боли сжал зубы.
Ненависть и отчаянье гасили в нем последние искры надежды и тепла.

С тихим зумом открылась тяжелая дверь и камера приняла нового посетителя, сразу заполнившего собою половину помещения.
Вошедшим оказался его друг, вечно вздыхающий по сестренке – славный дурень, Комислав.
Как только тяжелые дверные замки вновь защелкнулись, молодой грозессианин сразу оказался подле ламийца, припав на одно колено и пытаясь всмотреться в лицо товарища.
– Алькор, дружище…
Алькор молчал.
– Почему ты отводишь взгляд? – Продолжил напирать Комислав. – Посмотри на меня! Я же помочь тебе пришел.
Алькор усмехнулся одним уголком рта.
– Какой же я тебе друг? – Тихо спросил он. – Я же теперь предатель! Враг! Гнилое отребье!
– Да что ты такое несешь? – Испугался кадет. – Ты мой друг и я тебе верю! Все мы тебе верим!
– Кончай врать! – Крикнул Алькор, закипая. – Какая дружба – когда вы разрушили наш дом, а меня и мою мать бросили за решетку? Пол часа не прошло, как ваш дознаватель орал на меня, обзывая последней мразью, и грозил пропустить мозги через мясорубку, а теперь вот подсылают тебя с заверениями дружбы и прочих благостей.
– Да. – Сознался Комислав. – Они попросили меня поговорить с тобой, но если бы я знал, что ты здесь, то сам бы просил об этой встрече. Они говорят, что ты отказываешься отвечать на их вопросы.
– И ты решил, что я отвечу на твои?
– Играя в молчанку, ты только делаешь хуже. Всем нам! И прежде всего Эрике! – Невольно повышая голос, сказал Комислав. – Если ты знаешь что-то, что могло бы помочь нам спасти её – скажи об этом немедленно! Это может оказаться чем угодно! Ты и сам можешь не знать, что та или иная информация окажется ключевой!
– Тогда бы, вместо того, чтобы допрашивать нас, ваши дуболомы лучше бы отправились ей на выручку! Что-то они не торопятся!
– А ты думаешь армия ничего не предпринимает? – Удивился грозессианин. – Да вся планета уже стоит на ушах! Возможно сейчас наши воины как раз проливают кровь ради Эрики!
– Только не надо вот этого! – Оскалился Алькор. – Не ради Эрики, а ради спасения собственных шкур! Эрика для вас, разменная монета, так же как я и моя мать. Проглотите и не заметите.
Глаза кадета заволокло болью. Он весь сжался, задрожал, но пересилил себя и продолжил наступать.
– Хотел бы я, что бы это было не так. Ты же знаешь, как мне нравится Эрика. Но ты прав. Тысячу раз прав. Ради миллиардов ни в чем не повинных жизней, которым угрожает опасность Коммуна пожертвует Эрикой.
Только чудо может её сейчас спасти. Так яви мне это чудо! Алькор! Расскажи все, что ты знаешь?
– Я ни чего не знаю! – Закричал он в ответ! – Эния все вам рассказала!
– Мы должны спасти ее, слышишь? – Закричал Комислав, с силой обрушив свой огромный кулак на бетонный пол. – Я хочу спасти её! Ты ведь тоже этого хочешь!? Так помоги нам!
– Я ничем не могу помочь! – Заорал ламиец, Вставая на ноги и оказавшись вровень с лицом грозессианина.
– Ты даже не пробуешь! – Обвиняющее воскликнул Комислав, встряхивая юношу за плечо. – Они же применят к тебе Луч правды! После такого ты уже не станешь собою никогда!
В следующий момент что-то произошло.
Комислав вдруг оказался у противоположной стены. Алькор, стоял, вытянув вперед руки и зажмурившись, а пространство между ними искажалось, норовя закрутиться в подобие некоего невидимого смерча.
– Что ты делаешь? – Удивленно крикнул кадет.
– Не трогай меня! – Прокричал в ответ Алькор.
Его грудная клетка вздымалась как кузнечные меха; Пульс слился в сплошную барабанную дробь; Адреналин готов был выплеснуться наружу, расколов череп.
Он пытался успокоиться и удержать ходящее ходуном пространство камеры.

– Тревога, товарищ капитан! В камере сто двенадцать только что произошел психо-всплеск! Все наши датчики выбило одним махом!
– Лейтенант! Немедленно пришли туда дежурный наряд! От, Медран… Как бы не было поздно.

Отряд, вооруженных ПАДами бойцов, оказался на месте, меньше чем через минуту.
Заняв боевые позиции, солдаты, прикрываемые своими братьями, вломились в камеру.
Их глазам предстала схлопывающаяся черная воронка – пространственная дыра в центре эфирного водоворота, которая оставила после окончательного исчезновения лишь расходящиеся волновые колебания по всему зданию.
Ни задержанного, ни кадета в камере не было.

Перед самым началом операции командарм связался напоследок с комиссаром, чтобы удостовериться в крепости боевого духа их небольшого отряда.
На дисплее появился комиссар, в окружении шестерки, снаряженных по последнему слову грозессиан. Сам он как раз влезал в оболочку специального боевого костюма, что позволял невысокому комиссару не уступать своим бойцам, ни в стати, ни в физической форме.
Полимерная мускулатура костюма уже почти полностью закрывала тело командира. Осталось подсоединить внешний бронированный кожух и тяжелый шлем-маску.
– У твоих ребят есть какие-нибудь пожелания, перед броском? – Поинтересовался командарм.
– Хорошо бы истопить к нашему возвращению баньку. – Весело гаркнул тот, кого остальные называли про меж собою, Болтуном.
– В этом можете не сомневаться. – Одобрительно отозвался командующий. – Сделаем.
– Товарищ командарм. – Отчеканил комиссар, как только черно-матовый визор шлема окончательно скрыл его лицо. – Боевое отделение, в составе семи бойцов спецназа, включая меня и сержанта, готово к выполнению задания. При переносе в зону противника будет применена технология эфирной транспортировки, «Тень». Энергии наших скафандров должно хватить на дорогу туда и, если мы будем в нужной мере экономными, то и обратно тоже. Расчетное время старта хх-хх, то есть, через три с половиной минуты. Персонал уже покидает центрифугу вброса.
В этот момент срочный сигнал коммутатора отвлек командарма от происходящего на экране.
В динамике раздался встревоженный голос особиста.
– Товарищ командарм! Арестованный Алькор и кадет Молотов сбежали из под стражи. В ходе их бегства был задействован неизученный способ пространственного перемещения.
– Вот те на! – Чертыхнулся старый вояка.

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 12 Авг 2012 - 00:04
#365
Глава 5. Операция.

Отряд вышел из «Тени» в центре планетарного ядра и, слава Медрану, никто не пострадал во время этого рискованного прыжка в слепую.
Потерь на начальном этапе операции не произошло. Ни один из десантников не оказался впрессован в армокритовую переборку, не сгорел в раскаленной магме и не сломал себе шею при падении в шахту.
Все были целы и Комиссар фиксировал стабильные жизненные показатели остальной пятерки на своем КПУ.

Он обвел взглядом огромное, уходящее в даль пространство внутренностей Геона.
Место, где они оказались, более всего походило на масштабную, инженерную головоломку, восхищающую своей продуманностью и подавляющую огромными размерами.
Стены, палубы и тоннели, меняясь и переплетаясь между собой, создавали поразительный и конструктивный архитектурный рисунок.
Похоже, что их занесло в зону между защитными оболочками объекта. По крайней мере, здесь не было видно и намека на какое-либо движение. Лишь иногда массивные растубы систем охлаждения выпускали из своих горловин струи ледяного криогента.

Его команда – шестеро элитных спецназовцев, проверенных в десятках опаснейших спецопераций – окружила своего командира, ожидая дальнейших приказаний.
Их доспехи-хамелеоны практически полностью скрывали бойцов-грозессиан от посторонних глаз.
Гвоздь и Муха сразу же заняли оборонительные позиции и принялись просеивать местность невидимыми лучами чувствительных прицелов. Бляха позаботился об отражающем поле, активировав, находившийся за спиной, тяжелый ранец. Рыжий, не доверяя капризной технике, внимательно осматривал каждую складку рельефа ястребиным взором, нежно поглаживая корпус снайперской винтовки. Собранный и внимательный Болтун держал наготове увесистую «мамашу», готовясь в любой момент обрушить на врагов сокрушительный шквал смертоносного огня. Сержант отделения неслышно приблизился к комиссару и доложил:
– Материал здешних стен имеет усиленную атомарную структуру. Наш сканер не способен просветить его насквозь. Этот материал прекрасно поглощает тепло, радиацию и волновые вибрации.
– Ты можешь сказать, что находится за этими переборками? – Задал вопрос Комиссар.
– Никак нет. Думаю, надо заслать туда «теневой зонд».
Комиссар прикинул шансы.
Пока зонд будет находиться за переборкой – контакт с ним невозможен. Вряд ли автомат сможет оценить реальную обстановку лучше опытного бойца. Да и использование «Тени» само по себе предполагает полную изоляцию от физического мира и держать связь с реальностью, находясь в этом режиме, сможет только тренированный пси-агент.
– Слажу ка я лучше туда сам. – Сказал он. – Если вдруг что не так – сразу телепатирую тебе. Если все нормально – прикажешь отделению следовать за мной.
– Товарищ комиссар, после вброса, энергии для режима «Тени» осталось примерно по пол-часа на каждого бойца. Это с учетом энергозатрат на возвращение. – Заметил Сержант.
– Я в курсе. Но отсюда надо выбираться поскорее, а не то мы застрянем здесь, как муравьи в капусте.

Комиссар окунулся в Тень.
На этот раз все было иначе, нежели, когда они с бешенной скоростью неслись сквозь толщу планеты.
Тогда нельзя было толком ничего рассмотреть. Сейчас же глаза комиссара продолжили воспринимать окружающий мир, но мир этот стал пристанищем зыбких теней.
Его отряд – пять плоских, дымчатых силуэтов, – обрисовывался на фоне таких же неясных, лишенных детализации, стен. Комиссар сделал несколько шагов и вошел в стену.
Его окружила безликая, мерцающая серость. Удивительная твердость стены сказывалась даже здесь, в мире теней, так что Комиссару пришлось приложить все усилия, чтобы продвинуться вперед.
Через несколько десятков, давшихся с большим трудом шагов, его глаза вновь различили контуры окружающих объектов и воин Коммуны вышел из Тени.
Пространство за переборкой было точной копией той секции, куда они прибыли в самом начале.
Комиссар преодолел еще шесть таких же преград, прежде чем оказался в, гудящем как улей, производственном секторе.
Помещение огромного конвейерного производства, открывшееся перед ним, исторгало из своих многочисленных ртов сплошной поток блестящих цилиндров, многие из которых достигали размерами взрослого грозессианина. Сплошные ряды снарядов проносились мимо Комиссара, сливаясь с другими потоками выпускаемых боеприпасов. Сверху и снизу располагались линии, также производящие всевозможные виды смертоносного оружия.
Комиссар усилием воли связался с отрядом и приказал бойцам переместиться в заданную точку.
Спустя какое то время из стен вышли, обретая форму, шесть широкоплечих теней.
– Ого. – Присвистнул Болтун. – Это же настоящая кузня богов войны.
– Отставить. – Возразил Сержант. – Здесь есть лишь одни боги – наша великолепная семерка! А этот склеп – будущая могила наших врагов.

Небольшой отряд шествовал между грохочущими механизмами, пробираясь сквозь лабиринт индустриального сектора Геона. Повсюду тысячи металлических рук, захватов и манипул превращали металл в разрушительные баллистические снаряды и энергетические боеприпасы.
Пока ничто не нарушало продвижения бойцов Коммуны, но Комиссар не был уверен, что они двигаются в нужном направлении.
– Надо внедриться в их внутренние системы управления. – Кивнул он подошедшему Бляхе. – Попробуй подсоединиться к какой-нибудь из этих лязгающих штук.
– Есть, Товарищ комиссар. – Ответил Бляха и, не мешкая, присел возле выпуклого станочного блока, активируя лазерный резак.
Бляха осторожно вскрыл прочный кожух и уставился на переплетение черных и серебристых шлангов и кабелей.
Извлеченная им, специальная аппаратура, позволила подсоединиться к коммуникациям технодеев.
Дисплей специализированного КПУ тут же выдал потоки сплошного белого шума и Бляха, хмурясь, взялся за тонкую настройку.

Внезапно на отряд обрушилась оглушающая тишина! Все станки и сборочные конвееры комплекса замерли, словно повинуясь беззвучному приказу. Тишина показалась особенно гнетущей, после той какофонии звуков, что еще секунду назад царила в секторе.
Комиссар в бешенстве посмотрел на Бляху, но тот лишь озадаченно пожал плечами.
Затем механизмы вновь ожили и атаковали грозессиан!

Примерно в это же время…
На командный мостик Стругацкого поступило тревожное сообщение.
Комфлот пробежал глазами экстренную сводку.
«В квадрате 6-14-116 системы Высь Надежды замечены отклонения датчиков массы. Отклонения, которые сначала были приняты за сбой в системе, повторились в смежном и последующих квадратах, что подтвердило наличие в этом участке космоса, невидимого обычными средствами обнаружения, объекта малых размеров, движущегося в направлении главной планеты.
Оперативный дежурный тут же отдал приказ, согласно экстренному протоколу, и на перехват объекта выдвинулось три звена тяжелых истребителей.
На данный момент истребители так и не вошли в контакт с целью, не смотря на то, что вдоль и поперек прочесали окрестное пространство.
Комфлот поймал себя на том, что напряженно постукивает пальцами по столу.
Шпион – если это конечно не что-то похуже – умело проскользнул мимо опытных пилотов истребителей, оставшись незамеченным. Очередной датчик массы показал, что объект почти вплотную приблизился к границам защитной сканирующей сети – сферы коммуникационных, следящих полей на средней планетарной орбите, через которую не проскочила бы не замеченной даже муха. К сожалению, датчики не давали точного места расположения цели, но системы ЗСС несомненно должны вывести на свет нарушителя.
Один из сторожевых крейсеров, в окружении четырех ракетных эсминцев, уже выдвинулся на встречу предполагаемому противнику.
Как и предвидел Комфлот, чуть только цель прошла сквозь сканирующую сеть, она тут же появилась на экранах всех наблюдательных пунктов Выси.
Пучки невидимых, сканирующих лазеров и потоки ультраволн сконцентрировались на маленьком кораблике, передавая на командный терминал потоки определяющих данных.
Комфлот недобро усмехнулся. Тендер – корабль-шпион технодеев, был окутан коконом поглощающих свет, черных парусов, но теперь его маскировка была раскрыта.
Сейчас тендер совершал обходной маневр, пытаясь уйти с предполагаемой линии огня эсминцев, зажимающих кораблик в клещи. Похоже, его капитан, кто бы он ни был, сообразил, что его заметили, потому что на пульте комфлота высветилось сообщение о попытке контакта. Тендер посылал сигналы, адресованные Стругацкому.
Гололитический проектор выдал Комфлоту изображение худого лица технодея с удивительно знакомыми чертами.
– Говорит Артур! Я хочу говорить с командующим КСГК Выси Надежды!
– Я слушаю тебя, Артур. – Ответил Комфлот. – Что тебе нужно? Все считали, что ты погиб, а теперь ты появляешься, пытаясь тайно проникнуть на нашу планету.
– Здесь остались мои жена и дети.
– Это ничего не меняет. Говори, что ты хотел, пока я не отдал приказ распылить тебя на атомы.
– Товарищ комфлот, у меня есть важные сведения касательно Геона, который укоренился в ядре планеты. Полагаю, что вы о нем уже знаете. Но, сначала я бы хотел увидеться с детьми и Энией.
– Артур, вы немедленно ляжете в дрейф и сдадитесь команде сторожевого крейсера. Все разговоры будут потом. Ваша жена и сын находятся в безопасности, а Эрику похитила эта адская машина, которую вы зовете Геоном.
– Тогда нельзя терять ни минуты времени. – Холодно заявил технодей. – Встретимся на планете.
С этими словами Артур прервал связь, а тендер, сбросив черные паруса, рванулся к Выси.
– Перехватите его живым! – Рявкнул Комфлот. Но было уже поздно. Орудия одного из эсминцев полыхнули ярким светом и тендер превратился в газ, совсем немного не успев выйти из под линии огня.
– Массаракш! – Выматерился Комфлот. – Я же сказал, Живым!
Однако, спустя лишь несколько минут, он понял, что капитан тендера был вовсе не так прост.
Пока орудийные системы сторожевика с эскортом были прикованы вниманием к тендеру, от вороха черных парусов отделился крошечный объект, взявший крутую траекторию прямо к планете, между приближающихся кораблей-исполинов.
Теперь Комфлот видел, что это десантный, боевой доспех технодеев, известный под классификацией «Рыцарь».
Новая цель была явно слишком мала, для корабельных орудий. К тому же, стреляя, эсминцы могли повредить друг-другу, по этому Артур спокойно проскользнул меж кораблей, оказавшись вне зоны досягаемости их боевых систем.
Наперерез уже мчалась целая эскадрилья перехватчиков, готовых в клочья изрешетить дерзкого нарушителя, а Рыцарь, тем временем, стремительно выходил на низкую орбиту.
Между тем Комфлот попытался снова связаться с диверсантом. Технодей откликнулся.
На изображении было видно, что он находится в кабине управляемого робота.
– Что ты творишь!? – Брызжа слюной, закричал Комфлот. – Немедленно остановись и сдавайся! Второго шанса не будет!
– Первого ведь тоже не было, Товарищ комфлот. – Усмехнулся Артур. – Время не терпит и ваша военная бюрократия может выйти вам боком. Лучше спускайтесь со мною на поверхность и там мы решим все наши вопросы.
– Ты думаешь, что говоришь!? – Взревел Комфлот, но технодей уже отключился.
Тогда командующий отдал приказ.
– Уничтожить его!

Перехватчики открыли огонь.
Грозессианские машины, даже такого класса, были огромны по сравнению с увертливым техно-доспехом, который устроил настоящий танец, ухитряясь уворачиваться от лазерных выстрелов и летящих и сталкивающихся друг с другом ракет.
Артур не атаковал в ответ, сконцентрировавшись на уклонении. Пилоты Коммуны поняли, что им противостоит непревзойденный ас, но среди них тоже было немало таких же асов.
И все же, сбивая их с толку своей чужеродной тактикой и непредсказуемыми маневрами, Артуру удалось оторваться от преследователей и войти в стратосферу планеты.
Навстречу ему уже спешили истребители планетарной обороны и целые платформы, вооруженные мощными гравитационными лучами-арканами.
Только глупец мог решить, что способен прорвать оборону грозессиан.
Внезапно Рыцарь открыл огонь.
Его боевой доспех выпустил две ракеты в направлении платформ, даже особо не прицеливаясь.
Пролетев половину пути, ракеты сдетонировали!
Пространство на десятки кубических километров вокруг мгновенно накрыло плащом непроглядной тьмы, скрывшей и дерзкого технодея, и ловцов, и преследователей.
До этого момента комфлоту доводилось только читать о подобном оружии.
Это был МАТ (материя абсолютной тьмы), использовавшийся расой Урбоса в войне с технодеями.
На определенное время МАТ лишал пространственные атомы возможности пропускать свет и энергию.
Но Комфлот никак не ожидал, что эта технология окажется в лапах технодеев.
Через несколько минут угольно-черная клякса МАТа стала растворяться в воздухе, но за это время Артуру снова удалось ускользнуть из захлопывающегося капкана.
На командный мостик пришло сообщение, что нарушитель приземлился в лесу, в районе медных холмов, недалеко от карантинной зоны.

Огромная рука-манипулятор развернулась и попыталась ухватить своими клешнями спецназовца. В то же время термический агрегат, искрясь раскаленной плазмой, атаковал, еле успевшего отскочить Гвоздя.
– Скорее, Бляха! – Кричал Сержант, отстреливаясь от взбесившейся техники. Гильзы его ПАДа железным ручьем посыпались на пол. – Отключай их скорее!
Гигантский гидравлический пробойник загнал Муху и Сержанта в угол, норовя пригвоздить обоих к решетчатой плите. Болтун не рисковал стрелять, боясь, что под огонь его «мамаши» попадут боевые товарищи.
Пока Комиссар прикрывал Бляху, Рыжий вскарабкался на трубу охладителя и выстрелил в сочленения адской руки. Пробойник заскрипел и поник, истекая темной маслянистой жидкостью.
Что-то загрохотало со стороны, вздымающегося над ними оружейного комплекса.
Комиссар обернулся, чтобы увидеть, как их накрывает волной падающих вниз, мощных цилиндрических болванок.
Спецназовцев буквально смело этой стальной волной. Не пострадали лишь Рыжий, находившийся наверху и, успевший уйти в «Тень», Гвоздь. Остальные получили повреждения средней тяжести, которые вполне могли стать фатальными, если бы не бронекостюмы грозессиан.
– Командир! Я успел расшифровать часть информации из их сети! – Сообщил Бляха. – Похоже, это план коммуникативных систем Геона. Вот здесь сейчас находимся мы. – Спецназовец ткнул пальцем в КПУ. – А эта дорога может привести нас к центру.
– Что ж. – Констатировал Комиссар. – Тогда здесь нам больше нечего делать. – За мной, товарищи!

Благополучно миновав еще несколько секторов комплекса, маскируясь и уходя в Тень, отряд все дальше продвигался вглубь Геона.
– Ты можешь точно указать на этой карте координаты центра? – Спросил Комиссар техника.
– Я только приступил к расшифровке, когда на нас напали машины. – Ответил Бляха. – Большая часть информации битая. Нужно снова подключиться к системе, но при этом велика вероятность, что Геон вновь нас обнаружит.
Комиссар огляделся. Они проходили под каскадами нависающих друг над другом палуб, на которых ровными рядами стояли тысячи, тускло поблескивающих, механизированных воинов – каждый, величиной с крупного грозессианина.
– Тогда давай поищем место потише. – Предложил он.

Они вышли из Тени, оказавшись в холодном кварцевом мерцании, опутанных толстыми кабелями коридоров. Шлемы грозессиан царапали потолок – место для спецназовцев оказалось довольно тесным.
Коридор заканчивался огромным, многоярусным цирком Инкубатора – конвеера по клонированию пехоты технодеев. Но сейчас Инкубатор находился в бездействии. Десятки тысяч хромированных капсул, спиралью спускавшихся с верхних этажей комплекса, замерли в молчаливом ожидании.
– Давай, действуй! – Приказал Бляхе Сержант, нервно поглядывая на КПУ, где уже несколько минут предупреждающе мигала иконка, сообщающая, что энергия костюма на исходе.
Слишком частое использование «Тени» быстро истощало энергозапасы бойцов.
Техно-спецназовец вновь подключился к Геону, разложив свою аппаратуру возле кабелей. Как и в первый раз, сначала на экране КПУ появился белый шум, и лишь затем по нему заскользили потоки зашифрованных данных.
– Качаем, ребята! – Усмехнулся Бляха, показывая остальным воякам большой палец.
Но тут лицо десантника недоуменно скривилось. В следующий миг скафандр Бляхи полыхнул светом электромагнитного импульса и вспыхнул огнем.
С криком дикой боли спецназовец одним движением вырвал провода, соединяющие его с системой, но было уже поздно.
Геон не позволил вторгнуться в свои управляющие структуры дважды.
Как только Бляха вновь соединился с ним, Геон запустил в костюм десантника вирус, который перенастроил систему и вызвал перенапряжение в электронных сетях, заодно изжарив несчастного напряжением в несколько тысяч вольт.
Тело Бляхи, вплавленное в пластины раскаленной до бела брони, еще жило, но Комиссар своим внутренним взором видел, что мозг солдата превратился в жидкую кашу.
Не желая продолжать мучения соратника, Сержант вытащил пистолет и, повинуясь молчаливому согласию старшего командира, облегчил участь товарища единственным выстрелом в могучее сердце.
Тем временем Инкубатор ожил.
Пришедшие в движение капсулы, раскрываясь, выпускали наружу недоформированные, неодушевленные тела технодеев. В следующие минуты толпы гомункулов заполнили собою все коридоры. Сотни их атаковали спецназовцев, цепляясь за руки и ноги, норовя задушить или сорвать шлемы и части защитной брони.
Облепленные гомункулами, словно саранчой, десантники прорывались к выходу, оставив обезображенное тело мертвого товарища на растерзание врагам.
КПУ Бляхи, с добытой ценной информацией, также как и его ранец защитного поля были полностью уничтожены электроимпульсом.
И, как будто мало было на их головы сотен кровожадных инкубов, отворились, скрытые в армокрите полости и коридоры Инкубатора стали стремительно заполняться вязкой, агрессивной биомассой, растворяющей как гомункулов, так и сочленения боевых скафандров.
Понимая, что энергии осталось всего лишь на одно погружение в Тень, но сознавая безвыходность ситуации, Комиссар отдал приказ и шестеро спецназовцев растаяли в сгустившейся тьме.
Но лишь пятерым из них удалось выйти из Тени в безопасном месте.
Гвоздь, истративший свой энергозапас раньше других, погиб, оказавшись впаянным внутри бронированной переборки.

Над ним шумели ветви зеленого леса.
Боевой доспех, класса «Рыцарь», медленно остывал после стремительного падения и жесткой посадки, оставившей на берегу у озера уродливую, круглую воронку.
Артур осмотрелся. Похоже, он был всего в паре километров от того самого места, где Эния когда-то обрекла население этой планеты на полное истребление.
Сзади раздался оглушительный хлопок и вспышка пространственного телепорта.
Артур обернулся, чтобы увидеть огромного, облаченного в красный бронекостюм, грозессианина.
– Так ты хотел ответить на мои вопросы здесь? – Спросил Комфлот, сжимая мощные кулаки.
– Где моя жена и Алькор? – Спросил Рыцарь, щелкнув клещами рук-манипуляторов.
Комфлот не спеша подходил к рыцарю, оценивая слабые стороны своего противника.
– Эния в безопасности, в надежном месте. Твоему сыну каким то образом удалось от нас сбежать.
Рыцарь принял защитную боевую стойку.
– Я так же хочу спасти своих детей, как и ты свою планету, грозессианин! У меня есть точные планы Геона, но, в обмен на них, ты должен пообещать мне, что вы сделаете все, чтобы сохранить жизнь Эрике.
– Сейчас не время торговаться. – Возразил красный воин и атаковал.
Не сговариваясь, оба воина решили не прибегать в этой схватке к дистанционному оружию.
Неистовый напор Комфлота наткнулся на железную стойкость и был отбит, а затем Рыцарь ринулся в контратаку.
Теперь, когда противники сошлись лицом к лицу, стало видно, что грозессианин не уступает в росте, закованному в боевой доспех технодею.
– И я тоже должен быть там! – Продолжил настаивать технодей, нанося неожиданный боковой удар.
– Если операция моего отряда не удастся, мы просто затопим Геон магмой, ко всем чертям. – Фыркнул Комфлот, нанося проникающий удар в корпус доспеха.
– Геон, это бомба! Его нельзя уничтожить без вреда для вашей планеты! – Возразил Артур, кидаясь на грозессианина и проведя сокрушительную серию ответных ударов.
– С чего я должен тебе верить? Сколько раз ты уже обманывал нас?! – Оскалился Командующий.
– Потому что там моя дочь, а я не хочу ее смерти, как не хочу смертей никого из вас!
Очередной удар не был блокирован и тут Комфлот сумел воспользоваться силой инерции своего противника. Красный воин, могучим ударом поверг Рыцаря и прижал коленом к изрытой земле.
– Сначала я посмотрю в твои глаза! – Прорычал Комфлот, выламывая бронированный кожух кабины.
Отредактировано Искандер - Пт, 24 Авг 2012, 01:50

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 12 Авг 2012 - 01:22
#366
Искандер, Что сказать, впечатляет. Некоторые идеи записываю к себе в блокнот с историей.
Правда некоторые вещи на будущее я всё же отмечу, ибо всё таки слегка преувеличено или неточно.

Quote (Искандер)
командарм

Эм, я что то не знаю у себя такое звание. Если это "Командир Армии", то он сокращённо пишется Комарм.

Quote (Искандер)
Тесная для обычного грозессианина, для ламийского юноши она оказалась просторным залом, с высокой дверью и единственным круглым окном-иллюминатором, расположенным высоко над головой. Единственной деталью местного интерьера было узкое отверстие отхожего места, намертво забитое титановой пробкой.

Жестоко как то. Обычно у грозесиан камеры оснащаются нарами, столиком (похожим на те, что есть в поездах) и нормальным унитазом.

Quote (Искандер)
Отряд, вооруженных ПАДами бойцов, оказался на месте

Обычно охрана таких заключённых состоит из 2 сотрудников милиции с А-8 и комиссара.

Quote (Искандер)
«Тень»

Я уже и забыл, когда в последний рас применял эту технологию! :D
Но будем считать, что она имеется на вооружении спецсил.

Quote (Искандер)
Гвоздь и Муха

Quote
Бляха

Quote
Рыжий

Quote
Болтун

Мда, вот это расмешило. :D
У спецназа никогда не бывает таких прозвищ. Позывной каждого либо означает число (особенно это распространено у спецназа "Крот" и "Хамелеон"), либо тщательно подобранное наименование по характеру и его работе (Пример - Арахнид, дано за немного скрытый и тайный характер, а так же за телодвижения при драке.)

Quote (Искандер)
бронекостюм, грозессианина с мощным боевым молотом наперевес.

Комфлот? В таком доспехе? Зачем ему он на орбите?
Хотя да, Комфлоты при обстоятельствах облачаются в сверхтяжёлые экзоскелеты (которые размерами похожи на шагоходов), но они пользуются стандартным оружием (тяжёлые пулемёты, ракетные установки, силовые кулаки), но молотов им не выдают.

А так больше претензий не имею. Продолжай, жду дальше развитие.

Каждый пытается учить другого даже в той области, где ничего не знает. Главное, что должен сделать "ученик" - взять нужное и пропустить мимо ушей остальной мусор.
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 5310
Репутация: 811
Отправлено 12 Авг 2012 - 13:00
#367
МИКСАН, Слово Командарм я просто взял из воинских званий Красной Армии образца послереволюционного периода. Буква Д придает этому слову твердости, так что я, пожалуй, оставлю его как есть. Считай это моей интерпретацией.

Камера – Имеется в виду не столько обычная камера, сколько, камера предварительного содержания во время проведения допросов и прочих следственных действий. Как правило, такие помещения имеют минимум удобств, так как задержанные находятся там менее суток.

Оружие – сделай пожалуйста на своей ЛС ссылку на собственные творения в Споропедии. По старой памяти я мало что помню из твоих названий, а в общей куче искать образцы оружия и техники приходится очень долго.

Прозвища – Бляха; Муха и т. д. Это, именно что, прозвища, используемые внутри небольшого, сплоченного коллектива. К настоящим именам и боевым позывным они, конечно, никакого отношения не имеют. Так же Мамаша – прозвище тяжелого вооружения Болтуна, не имеющее отношения к его настоящему названию и маркировке.

Текст я конечно слегка подкорректирую. Отдельное спасибо за подсказки и уточнения.
Отредактировано Искандер - Вс, 12 Авг 2012, 13:01

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 12 Авг 2012 - 16:48
#368
Искандер,

Quote (Искандер)

Прозвища – Бляха; Муха и т. д. Это, именно что, прозвища, используемые внутри небольшого, сплоченного коллектива. К настоящим именам и боевым позывным они, конечно, никакого отношения не имеют. Так же Мамаша – прозвище тяжелого вооружения Болтуна, не имеющее отношения к его настоящему названию и маркировке.


Ну в таком случае они себя зовут по именам.

А оружие есть в моей теме Коммуны в разделе "ВСКГ". Правда А-8 там пока не заменён на А-8.

Каждый пытается учить другого даже в той области, где ничего не знает. Главное, что должен сделать "ученик" - взять нужное и пропустить мимо ушей остальной мусор.
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 5310
Репутация: 811
Отправлено 24 Авг 2012 - 01:52
#369
Глава 6. Ценою жизни.

Прыгнув за Алькором в пространственную воронку, Комислав неожиданно оказался, на продуваемом всеми ветрами, мосту, перекинутом над бурной, горной рекой.
Кадету уже случалось бывать здесь и наблюдать за тем, как Алькор развлекается рискованными прыжками с головокружительной высоты.
– Что это было? – Спросил Комислав.
– Думаешь я знаю? – Прокричал ламиец.
Ветер трепал его непослушные волосы, словно приглашая сыграть в их любимую игру.
– Раньше со мною такого никогда не было. Хотя, если вдуматься, в голове всплывают полустертые воспоминания из очень раннего детства, в которых что-то подобное уже происходило. Но Мать и отец всегда утверждали, что все это мне только снилось.
– Возможно они скрывали от тебя правду – способности, которыми ты, сам того не зная, владеешь? – Предположил Комислав.
– Но зачем? Впрочем, ясно. Такое умение обязательно привлекло бы к нашей семье пристальное внимание властей. – Высказал свое мнение Алькор.
– Понимаешь, я и раньше всегда чувствовал присутствие сестры, даже когда ее не было рядом. Но сегодня, когда произошло похищение, я в буквальном смысле увидел то, что случилось с нею, и почувствовал дыхание души Эрики, как никогда ярко. Затем наша связь исчезла! Совершенно! Я ощутил в своей душе зияющую пустоту. Такого тоже никогда раньше не было.
Не задолго до твоего появления Эрика вновь обратилась ко мне. Она молила о помощи, но теперь ее зов был едва слышен.
Тогда я понял, что должен немедленно что-то предпринять, каким то образом спасти ее – попасть туда, куда ее заточили и вызволить на свободу. Во мне росли злость и чувство бессилия, а тут еще появился ты, стал чего-то требовать, и это оказалось последней каплей.
В тот момент я ненавидел всех и каждого, хотя больше всего на свете я ненавидел себя.
И моя ненависть будто обрела физическую форму! Я обрушил ее на этот мир и мир дал трещину.
– А трещина оказалась пространственным порталом. – Закончил грозессианин. – Ты понимаешь, что это значит? Раз ты открыл проход сюда, то сможешь открыть его в том месте, где сейчас находится твоя сестра. Ты должен снова почувствовать ее, как в тот раз. Ты обязан попытаться!
– Тебе легко говорить. – Ответил Алькор. – Но я не представляю, с чего мне начать?
– Ты должен попробовать! Теперь попробуй сам позвать ее!
– Хорошо. – Алькор закрыл глаза и замер. Его дыхание замедлилось. Затем, не открывая глаз, он заговорил. – Я чувствую ее. Да, я чувствую Эрику! А еще я вижу мать, и… отца.
Но этого не может быть, ведь мой отец погиб.
– Сосредоточься на Эрике, Алькор! – Сказал Комислав.
– Да, конечно… Она, где-то очень глубоко под землей, в окружении огромных и, почему-то, смутно знакомых мне машин. Она тоже ощутила мое присутствие и умоляет спасти ее. Комислав, ей очень страшно!
– Ты должен попытаться пробить дыру в то пространство, где она сейчас! – Настойчиво шептал Комислав в ухо молодому ламийцу.
– Я пытаюсь… – Алькор зажмурился и черты его лица исказились.
Он раскинул в стороны руки, а затем, медленно стал сводить их, будто преодолевая сильнейшее сопротивление.
На лбу и висках технодея выступил пот. Струйка крови потекла из прокушенной губы.
Пространство в руках Алькора завибрировало, точно как в первый раз, в камере, но, не успев сформироваться, темная воронка портала растаяла в воздухе.
Алькор, со сдавленным стоном, устало прислонился к перилам моста.
– Так ничего не выйдет. – Вздохнул он. – Я почти потерял связь с Эрикой, а последняя вспышка ненависти истощила мои силы.
– Тогда откажись от своей ненависти насовсем. – Произнес грозессианин. – Есть более чистое и сильное чувство – твоя Отвага! Черпай свои силы из нее!
– Хорошо. – Немного подумав, отозвался Алькор. – Смотри! Там, под нами, течет бурный поток. Мы спрыгнем с моста и у самой воды я попробую повторить это снова. Я чувствую, что скорость падения может мне помочь. Я чувствую, что это должно сработать!
– Тогда начнем! – Утвердительно кивнул Комислав.

Он прыгнул сразу вслед за Алькором, стремительно нагоняя того из-за большой разницы в весе.
Спустя какие-то мгновения, пенные буруны стремительного горного потока оказались прямо под их головами.
Комислав уже приготовился к встрече с рекой, и в следующий миг оба они провалились в Ничто!

– Эрика! Эрика!
Она очнулась от этого пронзительного зова, произнесенного таким знакомым и близким голосом.
– Алькор! Братец! Но и кто-то еще. В послание брата вплелись оттенки чужой души – сильной воли, сочетающей твердость закаленной стали и тепло надежных, нежных рук. Неужели… Комислав?

Эрика открыла глаза, чтобы затем в ужасе распахнуть их что есть силы.
Капсула, в которой была заточена девушка, причалила к месту назначения!
Вертикальная, циклопическая шахта, вдоль которой пролегал маршрут капсулы, заканчивалась круговым каскадом переплетающихся армокритовых труб, сходящихся точно в центре под, небольшой восьмигранной площадкой. Внизу, в нишах между трубами, симметрично расположились восемь неподвижных, титанических фигур, гротескно копирующих анатомические формы технодеев. Гиганты не двигались. Их лица-маски безучастно взирали на бедную девушку.
Поддерживаемая опорами площадка возвышалась над самым дном шахты.
Ее восьмиугольник был окружен кольцом плотного энергетического поля, насыщенного красного оттенка. В его центре покоилось круглое, железное ложе, горизонтально закрепленное на сферических осях.
Неожиданно капсула принялась избавляться от внутренней жидкости, а затем, ее прозрачная часть с шипением раскрылась.
Половинки капсулы разошлись в стороны и девушка осталась висеть в воздухе, благодаря гибким захватам, удерживающим ее тело.
Не спеша, щупальца Геона опустили Эрику на зловещее ложе.
Она извивалась всем телом, кричала, что есть сил, пытаясь вырваться, но руки-щупальца, неотвратимо и настойчиво, погрузили ламийку в углубление, выполненное в форме ее тела, намертво закрепив стальными стержнями.
Теперь Эрика могла смотреть только перед собой.
Откуда-то сверху на нее надвигалось нечто большое и темное.
Гибкое тело спускающегося механического червя оканчивалось тупой многоглазой маской, из которой к Эрике тянулись десятки тонких, паукообразных рук, беспрестанно снующих в непрерывном движении.
Блеск оловянных глаз-объективов и сверкание острых лезвий на кончиках паучьих лап, заставили девушку зажмуриться от страха.

– Алькор! Комислав! Помогите! Умоляю, спасите меня! – Что есть сил закричала девушка.
Ее ложе пришло в движение и плавно повернулось, принимая вертикальную форму. Теперь Эрика увидала, что ее окружили какие-то угловатые фигуры, конечности которых поблескивали в кровавых отсветах защитного поля.
Лица-маски этих полу-существ, полу-механизмов были совершенно бессмысленны, а, издаваемые ими звуки напоминали металлическое пощелкивание.
Маска бездушного ткача неотвратимо приближалась к Эрике. Паучьи лапы оцарапали ее нежную кожу.

Неожиданно, материя исказилась и исторгла из пространственной воронки две новые фигуры.

При падении Алькору не повезло. Он сильно расшибся о ребристую поверхность площадки, ударившись в нее со всей силы своим плечом. Теряя сознание, Алькор явственно ущутил хруст ломающихся костей.
Комислав же успел сгруппироваться, отработанным движением приземлившись на обе полусогнутые ноги.
Грозессианин мигом оценил боевую обстановку.
Вокруг устройства удерживавшего Эрику в железных оковах, столпились полумеханические гомункулы – бездушные слуги Геона. Их руки и ноги оканчивались стальными протезами, напичканными всевозможным колюще-режущим инструментарием. Отвратительный, змееподобный механизм закрывал собою Эрику, которая отчаянно взывала о помощи.
Грозессианина отделяли от девушки всего несколько метров и он, не раздумывая, бросился ей на выручку!
Не имея никакого другого оружия, он схватил первого же гомункула голыми руками и разорвал податливое тело надвое. Оторванной конечностью врага Комислав принялся наносить мощные удары по остальным чудовищам.
Гомункулы не остались в долгу и, ощетинившись хирургической сталью, набросились на грозессианина.
Тем временем Алькор пришел в себя и тяжело поднялся на ноги.
Пинком ноги Комислав отбросил последнего гомункула прямиком на защитное поле, которое мгновенно сожгло изломанное тело.
Не теряя времени кадет подпрыгнул, попытавшись ухватиться за безобразную голову червя, но Ткач вовремя отдернулся, зависнув на безопасной высоте от красного великана.
Эрика продолжала неистово трепыхаться в своих оковах, подобно бабочке, запутавшейся в липкой паутине. Когда она увидала своих спасителей, отчаянные вопли сменились радостным криком.
Не сдерживаемые больше эмоции нахлынули на молодого кадета.
– Эрика! – Хрипло прокричал он. – Эрика!
– Комислав! – Выкрикнула она. – Братец Алькор! Вы все-таки пришли!
– Надо поскорее убираться от сюда! – Скрипя зубами от боли, произнес Алькор.
– Я так рада, что вы пришли за мной. – Продолжила девушка, и ее лицо озарилось благодарной улыбкой.
Вдруг, взгляд Эрики стал совершенно другим, приобретя холодный, стальной оттенок.
Глубоким, чужим голосом, пронизавшим обоих друзей насквозь, девушка произнесла.
– Алькор! Ты ошибка, которую необходимо исправить! Ты не должен был появляться здесь! Тебя вообще не должно существовать!
– Кто ты?! – Закричал ламиец, меняясь в лице. – Оставь в покое Эрику!
– Твой жалкий мозг не в состоянии осознать величия сего момента, в котором ты оказался удостоин разговора с Нами!
Узрей же! Мы, Альфа и Омега; Начало и Конец! Мы силы, владеющие Колодцем Душ! Имя Нам – Инкубион!
– Будь ты проклят! – Вскричал Алькор. – Изыди из тела моей сестры!
– Теперь она, Наша плоть! – Ответило божество устами девушки. – А ты, всего лишь Наша жалкая тень. И тебе пришло время исчезнуть!
Эрика закричала.
Сила этого чудовищного крика была таковой, что Алькора и Комислава отбросило к самому краю площадки. Если бы кадет не успел вовремя ухватить ламийца за ногу, то тот бы непременно врезался в защитный барьер.
– Уничтож их! – Приказала девушка, с холодной улыбкой на почерневших губах.
Змеиное тело Ткача тут же распрямилось, словно могучая пружина, и атаковало друзей.
Удар огромной силы обрушился на Алькора, но, в полуметре от ламийца, червь наткнулся на непреодолимую преграду в виде, созданного волей юноши, пространственного щита.
Сверкнула вспышка и раздался взрыв!
Ткач отпрянул назад, оставив на поверхности восьмиугольника с десяток изломанных лап. Его круглая маска пошла трещинами, стеклянные глаза полопались, а корпус заволокло едким дымом.
Не давая чудовищу шанса придти в себя, Алькор атаковал.
С яростным криком юноша сжал в охапку ближайшее пространство, сформировал копье темной материи и швырнул свое оружие в червя.
Удар проделал броне Ткача, глубокую, зияющую брешь, заставив червя извиваться в припадочном танце.
Тем временем, Комислав снова бросился к Эрике.
Почерневшие глаза девушки с брезгливым безразличием скользнули по кадету. Энергия ее тела породила ослепляющую, алую молнию, ударившую в грудь Комислава.
Грозессианин рухнул, как подкошенный. Из обугленной дыры в его спине шел густой черный дым.
Глаза Эрики оросились слезами. Слезы текли по ее щекам, а губы дрожали, силясь противостоять торжествующей улыбке бога.

Им становилось все хуже и хуже!
Куда бы они не шли, всюду, оставшуюся пятерку спецназовцев встречали, ощетинившиеся оружием враги. Вот и сейчас, они стремглав бежали по широкому коридору, чудом избежав смерти в лапах сотен, кровожадных химер – стремительных тварей с длинными, адамантиевыми клинками вместо когтей.
Их напор смог остановить лишь сплошной огонь «мамаши» Болтуна.
Однако боеприпасов для тяжелого вооружения осталось совсем немного.
Между тем десантников продолжали преследовать.
Сейчас за ними мчались рыцари – боевые доспехи технодеев, управляемые бездушными пилотами-гомункулами.
Гомункулов нельзя было назвать хорошими вояками, поэтому, пилотируемые ими доспехи действовали спонтанно и нескоординировано. Если бы не их огромное количество, никто из грозессиан не подумал бы отступать.
Первые ряды рыцарей наткнулись на разбросанные спецназовцами мины и проход за спинами бойцов Коммуны, огласился яростным шипением плазменных взрывов.
– Это их не надолго задержит! – Крикнул Сержант.
– То была наша последняя заначка. – Констатировал Комиссар, удерживая на плечах вес тяжело раненого в последней стычке Мухи.
– Гляньте-ка лучше сюда! – Предупредил Рыжий, указывая рукой в противоположном направлении.
Из-за поворота, тяжело печатая шаг, выдвинулся здоровенный механоид. Внешне он напоминал тех же рыцарей, только был раз в шесть крупнее и обе его руки заканчивались здоровенными, когтистыми ковшами.
– Мирмидон. – Прошептал Болтун, нацеливая на исполина «мамашу». – Я таких только на картинках видел.
– Сейчас посмотрим, окажутся ли ему по вкусу наши сюрпризы. – Процедил сквозь зубы Сержант, вскидывая на плечо компактную боевую установку.
Вортекс-ракета рассекла пространство и стремительно ударила в место, где только что находился гигант.
– Проклятье! Как он уклонился? – Чертыхнулся Сержант.
– Я его свалю, а там дело за Болтуном. – Бросил Рыжий, открывая огонь, по прикрывающемуся клешней мирмидону, из своей винтовки.
– Они как будто стали умнее. – Сказал Комиссар. – Видите, как он двигается?
Краем глаза Комиссар следил за тылами. Обрушившийся после взрывов проход зиял глубоким, рваным провалом, на одной стороне которого нелепо столпились полусонные рыцари.
– Есть! – Воскликнул Рыжий.
– Жри плазму, урод! – Вторил ему Болтун, давя на гажетку.
Комиссар видел, как сквозь толпу их инфантильных преследователей пробирается группа таких же рыцарей, но куда более собранных и целеустремленных. Отодвинув в сторону своих тормознутых собратьев, рыцари оказались у края провала.
Затем они прыгнули, все разом. Вспыхнули огнем их ракетные ранцы.
Между тем впереди из-за угла показались еще двое мирмидонов.
– Атака на два фронта! – Закричал Комиссар, понимая, что времени у них совсем не осталось.
– Командир, я уже в норме. – Прохрипел раненый, нащупывая на боку свое оружие.
Спустя пару мгновений семеро рыцарей обрушились сверху на грозессиан.
Одного, еще в воздухе, свалил Рыжий. Сержант тоже не стал ждать и, ловко увернувшись, вонзил лезвие своей саперной лопатки в блистер кабины вражеского пилота.
Комиссару пришлось оставить Муху и не на шутку схватиться сразу с двумя противниками.
Мимо пролетело разбитое механическое тело еще одного рыцаря. Несомненно, это была работа Болтуна.
Но тут подоспели мирмидоны.
Комиссар уже решил, что они будут сражаться до последнего патрона. Запасы энергии и боеприпасов били почти на нуле, пути отступления были отрезаны, а лабиринты Геона так и не раскрыли спецназу Коммуны своих тайн.
Похоже, пришло время для второй фазы операции. Остальные отряды ждут его сигнала на поверхности. Добытых сведений будет достаточно, для того, чтобы они смогли установить мегазаряды в наиболее уязвимых местах комплекса.
Жаль конечно, что не удалось отыскать Центр, но что поделать. По крайней мере, все они сложат головы, оставшись в глазах боевых товарищей героями.

Комиссар потянулся своим сознанием к поверхности планеты, но неожиданно наткнулся на чужую волю, немедленно призвавшую его к себе.

– Итак, давайте повторим еще раз.
Схема, предоставленная Артуром, указывает точное расположение основных центров Геона. Это генератор преобразования вещества и центр управления, связывающий Геон напрямую с чужой галактикой.
Мы вбрасываем в Геон две теневых группы.
Группа, возглавляемая Артуром, попадает в генератор и там наш новый союзник пытается повернуть процесс роста комплекса вспять. Для этого Артур использует, привезенный с собою артефакт, который, как утверждается, он получил из рук того самого Предвестника, который оказался не мифом, а реальной личностью, стоявшей когда-то у истоков создания Геонов и самого Инкубиона.
Вторая группа, под руководством капитана Серезы, перемещается в центр управления, где ею активируется синтезатор мощных тета-волн, который своим действием должен разорвать связь между Геоном и его генетическим ключом – Эрикой.
Далее все действуют с учетом боевой обстановки. – Закончил Командарм.

Комфлот взглянул на Артура.
Тот непринужденно стоял поодаль, покручивая в руках тусклый, черный куб, исписанный тонкой вязью гексаграмм.
– Если бы товарищ комфлот во время нашей личной беседы не сломал мой боевой доспех, я бы чувствовал себя намного увереннее. – Сказал технодей, уловив взгляд командующего.
– Можно ли ему доверять? – Мучительно размышлял Комфлот. – Этот ламиец отдал в его руки такие сведенья, от которых волосы опытного ветерана сотен кровавых конфликтов все еще стояли дыбом.
Как бы ему хотелось, чтобы все это оказалось неправдой! Паучья сеть, раскинутая технодеями, поражала воображение. Десятки миров уже были заражены зернами Инкубиона и в любой момент могли оказаться на грани полномасштабного вторжения. Однако, похоже, что не все технодеи поддерживали действия их кровожадного бога. Были и такие, кто готов был бороться против Инкубиона не щадя даже собственной души.

Мысли Комфлота были прерваны звонким голосом капитана Серезы. Грозессианка лишь подытожила все вышесказанное, подтвердив свою готовность с честью выполнить ответственное задание.
Комфлоту осталось лишь пожелать им – ни пуха ни пера.

Площадка восьмиугольника, ставшая ареной яростной битвы, была окрашена кровью.
Изрешеченное тело червя, смявшее своей огромной массой силовой барьер, свешивалось с площадки безжизненным, стальным хламом.
Алькор из последних сил отражал удары багровых молний Геона, чувствуя, как за его спиной зашевелились колоссальные тела просыпающихся Аватаров. Комислав, по всей видимости, был мертв и у Алькора уже не оставалось сил для ответного удара.
Да и в кого бить? В родную сестру? В ту, чье истерзанное тело сотрясалось от, обуявшего ее, злобного духа, насылающего беспощадные молнии в брата.
В тщетной надежде Алькор окинул внутренним взором окружающий его мир враждебного железа, ища хоть какой то помощи и, к удивлению, обнаружил яркий отзыв, находящийся довольно близко от места битвы.
Сумев отвести очередную слепящую молнию, Алькор напряг последние силы, пожертвовав даже собственной защитой, и создал пространственный портал.

Открывшаяся черная воронка не заставила их долго раздумывать!
По приказу Комиссара, все оставшиеся в живых, прильнули к ней, чтобы быть утянутыми с одного поля боя на другое.
Их выбросило на залитый кровью и машинным маслом, решетчатый пол, где десантникам Коммуны пришлось немедленно вступить в новую битву.
Спецназовцев осталось лишь трое. Рыжий мгновенно прикрыл собою оливковокожего парня. Красная молния ударила в него, сбросив с площадки, но броня костюма погасила ее разрушительную силу и десантник остался жив.
Поняв, что находится перед ним, Комиссар немедленно обратил все свои психические силы против распятой на стальном жернове девушки.
Ее собственные силы необычайно отличались от всего, с чем приходилось когда-либо сталкиваться опытному пси-бойцу, но все же Комиссару удалось ненадолго дезориентировать Эрику.
Тем временем Болтун, отбросив опустевшую пушку, которую он в последние секунды предыдущего боя использовал как дубину, устремился к девушке.
Он уже протягивал руку, чтобы вырвать замешкавшегося противника из прочных оков, но неожиданно оказался схвачен огромной четырехпалой клешней.
Первый из восьми Аватаров наконец окончательно проснулся.
Комиссар увидел, что произошло с его другом, и направил ствол своего ПАДа на ламийскую ведьму.
– Неет! – Закричал Алькор, сбивая Комиссара с ног волной темной энергии.
Тяжелые реактивные болты пронеслись мимо цели, выщербив край армокритового ложа.
Рыжий кое-как вновь забрался на площадку.
Его растрескавшийся бронекостюм дымился, а грудь терзала непереносимая боль.
Он увидел как биомеханический колосс со всего размаха ударил Болтуна о дно шахты.
Рыжего окатило фонтаном кровавых брызг из расплющенного тела боевого товарища.
– Дурррак! – Закричал Комиссар, обращая свой гнев к Алькору и беря молодого ламийца на прицел.
В этот самый момент, лежавший без движения Комислав, вдруг рванулся к Эрике и рыча, изо всех сил ухватился за опоры, удерживающие ее ложе в вертикальном положении.
Это был момент наивысшей духовной и физической концентрации кадета и, не смотря на то, что мышцы на руках и спине Комислава лопались прямо на глазах, он сумел вырвать тяжелый жернов с корнем.
Эрика, а может это был Геон, страшно закричала. Ее ложе грохнулось о пол и, одновременно с этим ударом случилось сразу несколько событий.
Аватар, уже протягивающий свои огромные руки к Алькору и Комиссару, вдруг обхватил ими свою голову, а затем, будто обезумел и принялся крушить все подряд.
Тоже случилось и с другими колоссами. Некоторые даже сцепились между собой.
На поверхности стен проступили глубокие тени, ставшие вдруг десантниками, одетыми в багряную броню, которые тут же ринулись к восьмиграннику.
Дно шахты превратилось в сущий ад. Все вокруг рушилось и взрывалось. Волны, испускаемые синтезатором, принесенным с собою грозессианами, окутали шахту, разом ослепив чувства Комиссара и оставив валяться без сил брата Эрики.

Стальные захваты больше не удерживали ее. Девушка, еще не веря своему счастью, сошла со страшного ложа, а затем, заметив лежащего Комислава, бросилась к грозессианину и приникла к нему, обхватив худыми руками огромную голову кадета.
Эрика залилась слезами, а Комислав все смотрел сквозь нее, улыбаясь доброй, застывшей улыбкой.

Стройная десантница протянула Рыжему руку, помогая тому встать на ноги, и в этот момент, все машины и механизмы Геона, его конвееры и инкубаторы, его рыцари и мирмидоны и даже его Аватары… Замерли!

Конец первого акта.
Отредактировано Искандер - Пт, 31 Авг 2012, 01:06

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 24 Авг 2012 - 03:27
#370
Очень впечатлило.
Только одно но:

Quote (Искандер)
псайкеру


Это уже сильно Ваховское. У нас применяется термин "Пси-боец" или "Солдат с пси-способностью"

Каждый пытается учить другого даже в той области, где ничего не знает. Главное, что должен сделать "ученик" - взять нужное и пропустить мимо ушей остальной мусор.
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 5310
Репутация: 811
Отправлено 24 Авг 2012 - 08:40
#371
МИКСАН, Я заменю. Все равно сегодня-завтра текст будет поправляться и дорабатываться окончательно.
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 31 Авг 2012 - 01:07
#372
Ну вот я и подредактировал последнюю главу.
Теперь первый акт точно можно считать законченным.

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 1650
Репутация: 406
Отправлено 02 Сен 2012 - 20:37
#373
Ну, эпически, чо. Так а Геон так и не самоликвидировался?
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 3255
Репутация: 498
Отправлено 02 Сен 2012 - 21:13
#374
Тоха, думаю, эпик-взрыв Выси Надежды не планируется. :) Поэтому его просто по-тихому выпилят..

В любом случае, узнаем в следующем акте

Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 2544
Репутация: 910
Отправлено 16 Ноя 2012 - 00:30
#375
Искандер, Антракт затянулся! Где второй Акт Саги?!
Аватар пользователя

Авторитет
Сообщений: 3255
Репутация: 498
Форум » SPORE » Коллекция рас » Технодеи (Мы не проявим слабость в снисхождении!)
Страница 15 из 16«1213141516»
Поиск:

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика
SPORE-CR.uCoz.com © 2009-2016
Русское сообщество "SPORE - Корпорация Создателей"
Все названия продуктов, компаний и марок принадлежат их владельцам
Все права защищены. Используются технологии uCoz